Отечественная история – основа национального кода

Ровно год назад, 21 ноября 2018 года, вышла в свет статья Первого Президента РК Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи», которая, как известно, является продолжением статьи «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Обе программные статьи Елбасы нашли широкий отклик в обществе, явились мощным фактором консолидации народа, вектором для новых научных поисков в утверждении общеказахстанских и региональных ценностей, в укреплении национальной идентичности и национального кода.

  

Бактыбай УТЕМИСОВ,

профессор Казахско-Русского Международного университета,

кандидат исторических наук

 

В соответствии с изложенными в статьях задачами и идеями, такими как «Сакральная география Казахстана», «Малая родина», «Музей древнего искусства и технологий Великой степи» и другими, в Казахстане повсеместно открываются музеи, в особенности в учебных заведениях. Примечательным в этом отношении является открытие в этом году в нашем университете музея под названием «Ақтөбе кіндігі» с демонстрацией производственных технологий кочевников на территории Актюбинской области периода Великого Шелкового пути.
Статья «Семь граней Великой степи» выдвигает качественно новый взгляд на место и роль Казахстана и его истории в общецивилизационном процессе. Такие выдающиеся исторические производственные технологии, как всадническая культура, древняя металлургия и керамика, звериный стиль в искусстве, Великий Шелковый путь, «Золотой человек» и даже впервые появившиеся на просторах Казахстана и получившие распространение по всему миру яблоки и тюльпаны – все эти величайшие достижения, как пишет Нурсултан Назарбаев, «не были привнесены в Степь, а в большинстве своем родились именно на нашей казахстанской земле и лишь затем распространились на Запад и Восток, Север и Юг».
Но общеизвестно, что в угоду политике и идеологии казахи и наши предки веками оставались в тени от знаний такой грандиозной культурной, интеллектуальной и технологической эволюции на пространствах Великой степи.
История Казахстана и всей Великой степи начиная с XVIII века подавалась искаженно, фрагментарно, с переиначиваниями, с классово-идеологических позиций. Теперь пришло время осознать в полной мере величие нашего прошлого. Программная статья Елбасы – это совершенно новый подход, позволяющий понять национальную историю во всей ее глубине и сложности.
То есть мы сегодня стали наследниками, прямыми потомками тех, кто строил государственность, кто начинал обустраивать Великую степь с прототюркских племен. История Казахстана – это часть общецивилизационного процесса. Мы – потомки государств и народов, которые сыграли ключевую роль в установлении современного миропорядка.
Теперь пришло время подлинных учебников по истории Казахстана. На территории современного Казахстана люди появились более миллиона лет назад. Такой историей редко какой народ может похвастаться. Например, на территории Америки впервые люди появились только 50 тысяч лет назад. За миллион лет нам досталось богатое наследие, которое в большинстве своем раскрыто в программных статьях Елбасы.
Новые грани древней Казахской степи в общецивилизационном процессе в разы раздвигают горизонты такой учебной дисциплины, как
история Казахстана. Не будет преувеличением сказать, что среди социальных учебных дисциплин в университетах именно ей принадлежит первенство в воспитании чувства патриотизма, национальной идентичности, национального кода.
Решение именно этих задач как факторов сохранения стабильности казахстанского общества в условиях всеобъемлеющей глобализации является главной сутью программных статей Первого Президента РК. Но стержнем всей этой работы должна быть отечественная история как учебная дисциплина, как наука.
В мировой практике немало государств, которые в центр работы по формированию национального кода всегда возводили отечественную историю. Например, японцы, еще в XVI веке назвав свою страну Страной Восходящего Солнца, в широко развернутой вокруг этой идеи образовательной, идеологической, воспитательной и духовной работе в центр всегда ставили и ставят до сих пор знание истории Японии.
Китайцы в XVII веке дали своему государству неофициальное название Страна Поднебесья. Целью было формирование генетического кода нации, народа, общества. Вся работа во имя этой цели по сегодняшний день сконцентрирована вокруг истории Китая. Вечный Рим, Страна утренней свежести, Азиатские тигры, Туманный Альбион, идеологии консерватизма, конфуцианства, протестантизма, христианско-демократизма и т.д. – все это идеалы достижения национальной идентичности, реализовавшие свои цели на основе приоритета отечественной истории.
Но что выиграли эти народы, которые веками оберегая святость своей истории, строили и строят вокруг нее всю воспитательную и образовательную работу? Они достигли высокого уровня чувства патриотизма, укрепили общественно-государственную идентичность, сформировали генетический национальный код. После этого какие угодно внешние экспансии, в том числе и вызовы всеобъемлющей глобализации, не подвергнут их деформации, не смогут расшатать государственность и самобытность.
Сегодня и в казахстанской общественности утверждается народное название нашего государства. Как говорил Елбасы: «бейресми халықтық атауы». Таким народным именем страны все больше находит признание Ұлы Дала елі (Страна Великой степи). «Нашу священную землю, – сказал Первый Президент Республики Казахстан, – издревне называют Великой степью, а нас – детьми Великой степи. Поэтому сегодня и навсегда Казахстан – это Ұлы Дала елі».
Действительно, Страна Великой степи практически зеркально отражает тысячелетия кочевого образа жизни, кочевой культуры, кочевой цивилизации, несметных производственных технологий кочевников на обширных просторах Казахстана.
Но следует иметь в виду, что те государства, которые мы приводили в пример выше, во имя формирования своего национального кода никогда не упускали из поля зрения значимость своей отечественной истории. Она всегда оставалась и остается стержнем национальной и общественной идентичности. Во многих этих странах отечественная история находится в ведении не определенного ведомства (например, министерства образования), а в подчинении правительства. Думается, что это результат понимания, что отечественная история – это единственная среди всех учебных дисциплин, которая подлинно обеспечивает патриотическое воспитание молодежи, формирует интеллектуальную личность.
В университетах многих стран мира остаются неизменными традиции организации и проведения государственных экзаменов по отечественной истории. В России, Германии, Индии и Турции студенты
изучают историю на младших курсах, но сдают госэкзамены на старших курсах. В промежутке проводятся многие другие занятия, например, письменные сочинения, которые используются для проведения собеседований. На их основе определяется уровень готовности студента сдавать госэкзамен.
В университетах многих других стран мира по отечественной истории существует несколько учебных дисциплин. Например, в Индии на разные исторические периоды определена отдельная учебная дисциплина. В Турции по отечественной истории введены две учебные дисциплины: до Ататюрка и после.
В университетах этих и многих других стран мира госэкзамены по отечественной истории проводятся в устной форме с применением широких форм собеседования.
Но положение истории Казахстана как учебной дисциплины у нас в стране сегодня, к сожалению, не идет в сравнение со статусом отечественных историй в мировом сообществе. Учебная дисциплина история Казахстана как наука выглядит как сфера обделенная, как бы выпавшая из поля зрения. В отношении этой дисциплины в нашем обществе наблюдается некое расхождение между желаемым и действительным. С одной стороны, всем обществом мы глубоко осознаем значимость отечественной истории, ее безальтернативность в формировании национальной идентичности. Эту позицию казахстанцев обобщенно выразил и Нурсултан Назарбаев, который сказал: «Будущее народа, который не помнит историю, будет «бүлыңғыр» (т.е. туманным, неотчетливым).
Но с другой стороны, нет того, что желаем. Проблема статуса
отечественной истории в стране все еще ждет своего часа.
В первые годы независимости (90-е годы) предмету история Казахстана в вузах республики было выделено 75 аудиторных часов. Но сегодня довели до 45. Самой проблеме постоянно недостает конструктивности. Оперативные ведомственные установки по линии МОН РК относительно истории Казахстана не отражают содержание типовых программ, от случая к случаю направляемых в вузы.
В 2006 году в Казахстане отменили государственные экзамены по отечественной истории. Для ученых исторической науки и других гуманитариев стоило больших усилий, чтобы, обратившись к Правительству РК, в 2007 году восстановить госэкзамены по данному предмету. Но формой контроля по госэкзаменам установили тестирование, ссылаясь на Болонскую конвенцию.
Историческая наука и тестирование – это нечто несовместимое. До введения тестирования на лекциях информация о жизни и деятельности выдающихся исторических личностей оказывала на студентов сильное эмоциональное воздействие. Теперь же они утратили способность связно рассказывать об исторических событиях, а в варианты тестовых ответов студенты внедряют свои чисто технические схемы. Например, для запоминания периода жизни выдающихся личностей они стали нумеровать их по последней цифре года смерти. Так, Абилкайыр хан – № 8 (год смерти 1748), Абылай хан – № 1 (1781), Абай – № 4 (1904), Ш. Уалиханов – № 5 (1865), Ы. Алтынсарин – № 9 (1889) и т.д.
Результат всего этого – для студентов самой трудной работой теперь являются устные ответы. Они стали совершенно беспомощными в формулировании своих мыслей.
А познать на основе только тестирования новые знания и горизонты, родившиеся как веление времени вместе с программными статьями Елбасы, не представляется возможным.
В 2016 году вузовский учебный предмет история Казахстана подвергся очередной реформе. По указанию сверху хронологическим периодом преподавания истории Казахстана установлены только годы независимости Казахстана (то есть начиная с 1991 года).
Главной трудностью после этого стало растянуть исторические события короткого периода на 45 часов лекционных и семинарских занятий. В 2017-2018 годах вышли в свет программные для Казахстана статьи. Они, как известно, адресуют казахстанцев к вековым корням истории. Но как студентам приобщаться к историческим основам культурно-генетического кода, как познавать выдвигаемые в статьях темы о колыбели тюркского мира, всаднической культуре, известных именах Великой степи, ее металлургии, многочисленных технологиях кочевников, если они изучают историю своей страны начиная только с 1991 года? Получается нечто парадоксальное. Студенческая молодежь оказалась отстраненной от фундаментальной программы, ставшей идеологической платформой во всей нашей образовательной, воспитательной работе.
По всей вероятности, в этом и есть одна из причин того, что в реализации идей и задач программных статей «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» и «Семь граней Великой степи» еще немало трудностей, решение которых остается проблемой.
Учащаяся и студенческая молодежь еще слабо приобщается к историческим ценностям, отраженным в программных статьях. Недостает в этой работе системного акцента на молодежь. Великое историческое прошлое Казахстана не находит должного отражения в учебно-образовательном процессе университетов, не интегрировано оно в таких предметах, как история, философия, политология, культурология, тюркология. Нет систематизации уже исполненного в рамках идей «Семь граней Великой степи», не создана четкая вертикаль управления программой.
Между тем создается впечатление, что еще не все до конца поняли, в чем смысл и содержание программы. Под фразой «в рамках», ставшей теперь всеобщей, кое-где проводится множество мероприятий, которые, по сути, не имеют никакого тематического отношения к идеям «Рухани жаңғыру» и «Семь граней Великой степи».
На страницах газет, по телевидению читаешь и видишь огромные цифры о проведенных мероприятиях по «Рухани жаңғыру» с охватом многотысячных участников, по числу нередко превышающих количество населения того или иного областного центра.
Эти мероприятия под прикрытием «в рамках» изобилуют звонкими названиями: фестивали, спартакиады, флэшмобы, олимпиады, мониторинги, персональные выставки, переформатирование кабинетов, презентационные часы с охватом 4 500 человек, «Фокус Казахстан», месседжи, баннеры, билборды, установление 125 видеокамер и даже выступления музыкантов из Франции, Италии, России. Идет нанизывание всего и вся к «Рухани жаңғыру». Мероприятия эти, как правило, подытоживаются оптимистическими обещаниями типа «мыслить и действовать по-новому», «намечена большая работа», «будут разработаны новые решения» и т.д.
Но ведь главная суть и стержень, основа основ всей идеи програмных статей Елбасы – сохранение национальной идентичности, возрождение и укрепление национального кода народа, чтобы выстоять перед вызовами всепоглощающей глобализации.
Программные статьи Первого Президента РК – своего рода Возрождение, Ренессанс XXI века. В истории хорошо известно, как в XIV веке Италия, а вслед за ней в XV-XVI веках и другие страны Западной и Центральной Европы обратились… в прошлое, к античности. Причина общеизвестна – развитие Европы в Средневековье сковали религиозность, католическая схоластика с ее инквизицией и иезуитством. А в эпоху античности в центр развития был возведен человек как высшее начало бытия. Обращение к культурному наследию античности – это возрождение ее ценностей. Движение к прогрессу тогда в Европе развернулось под девизами «Назад – в будущее», «Вперед – в прошлое». Ренессанс в конечном итоге вошел в историю эпохой прогресса.
А сегодня? Сегодня в мире возникла аналогия. Мировая политическая ситуация усиливает актуальность проблемы возрождения национальной самобытности, генетического кода, чтобы выстоять перед вызовами глобализации. Елбасы отмечает: «Чтобы выжить, надо измениться. Кто не сделает этого, будет занесен тяжелым песком истории».
Сохранение по возможности, укрепление национальной идентичности, национального кода, основой которых являются народные традиции, обычаи, культура, язык, – это и есть Возрождение, Ренессанс современности.
Речь не идет о воссоздании точных копий прошлого, задача заключается в модернизации их в новый тип, чтобы молодое поколение осознавало свою самобытность, генетические корни.
В программе «Рухани жаңғыру» Первый Президент Республики Казахстан отметил, что «первое условие модернизации нового типа – это сохранение своей культуры, собственного национального кода. Без этого рухани жаңғыру превратится в пустой звук».
Ни для кого не будет новостью, когда мы скажем, что у Великой Казахской степи чрезвычайно глубокая и богатая история. Казахи – один из древнейших автохтонных (местных) народов Евразии. Они более 2 500 лет тому назад, начав свои корни с сакского периода, вобрали в свои гены боевой дух европеоидных саков, воинственных тюркоязычных гуннов, могущественных тюркских каганатов.
Начиная с VIII века на необъятных пространствах Великой кочевой степи оттачивали свои генетические грани протоказахи: тюргеши, карлуки, огузы, кимеки, караханиды, каракитаи, кыпчаки. Уже среди них возникают названия некоторых казахских племен и родов на много сотен лет раньше этнонима «қазақ». Следующая грань Великой степи – империя Золотая Орда. Она явилась золотой колыбелью протоказахов, потому что заложила основу казахской государственности. Из единой структуры Золотой Орды в XV веке возникло Казахское ханство вместе с другими ханствами в Сибири, Поволжье и Причерноморье. Для своего времени это ханство, несмотря на то, что оно первое, было авторитетным в международном масштабе, стабильным и успешным. Естественно, первое Казахское ханство в своем становлении опиралось на вековую традицию, заложенную до этого каганами, ханами, в том числе и золотоординскими. Поэтому продолжило государственно-административные, военные, социально-культурные традиции, сохраняло и развивало многие производственные технологии и в скотоводстве, и в ремесле.
Но в морально-нравственной сфере у казахов в первом и во всех последующих ханствах сложились совершенно уникальные обычаи и традиции, сформировавшие нерушимый генетический код нации.
В годы тяжелых бедствий, жестоких военных нашествий джунгар в бескрайних степях казахской земли зародились три слова, короткие, как боевой клич: «Аттан!», «Асар», «Алас».
«Аттан» – это боевой клич «По коням!». Возле каждой юрты, возле жилища каждого кочевника содержалась в полном боевом снаряжении одна лошадь. Из каждой семьи выделялся один всадник, воин. По команде «Аттан!» в совершенно спокойной, безмолвной степи в один миг возникало многочисленное войско. Победу зачастую обеспечивала внезапность.
«Асар» – это коллективная помощь. Известно, что любые боевые действия в войне не обходятся без смерти воинов и разрушений. Семьям, в которых были погибшие, пострадавшие, оказывалась коллективная помощь, восстановливались разрушения и ущерб.
«Алас» – это трибунал, самая тяжелая в моральном отношении акция. После боя приступали к делу бии, аксакалы, султаны, предводители войска. Если после боя обнаруживались спрятавшиеся, сбежавшие, таким определялось наказание. Чаще всего предатели изгонялись из рода. А в чужом роде такой человек превращался в раба или слугу.
Из этой процедуры видно, что род в истории Казахской степи представлял из себя не просто группу родственников, он являлся социальной ячейкой, в которой человек обеспечивался защитой. В этом и заключается значимость института родового деления в истории казахов.
Но что касается самой процедуры «Алас», то не было ничего позорнее в Казахской степи, чем подвергнуться его приговору. «Алас» утверждал в обществе принцип, что на первое место возводятся честь и достоинство, а не выживание любым способом. Такой принцип поддерживался и поощрялся всеми, и родственниками воинов тоже. Источником чувства патриотизма в Великой степи становилась и мать воина, что приумножало народную силу.
Еще одним из сокровищ казахской народной мудрости являются традиции отношения к девушке в обществе. В Казахской степи хорошо понимали, что девушка, как будущая мать, является будущим общества. Почет, оказываемый ей, в народе выражался словами: «Девушка – это гость». Ее воспитывали всем родом, всем аулом. Если девушке делали замечание сородичи, аулчане, это не считалось вмешательством в жизнь чужой семьи, наоборот, находило поощрительный отклик со стороны ее родителей. У казахов есть поговорка, исходящая из уст девушки: «Краснея, краснея, стала девушкой!». От каждого замечания она краснела, стыдилась, но затем вырастала соответствующей всем канонам национального кода.
Казахская девушка после выхода замуж в течение года не имела права появляться в отчем доме, видеться со своими родителями. Так ее закаляли. Она проходила школу становления снохи, зачастую суровую. Но впоследствии становилась хозяйкой аула, верховодила другим (но уже ставшим своим) родом. К числу высочайших нравственных традиций в казахском обществе относится статус құда (сват). Самый сакральный, самый святой родственник у казахов – это құда. «Құдайдан кейінгі құдірет – құда», говорится у казахов («После Всевышнего вторая мощь – это сват»). Смысл этой философской мудрости Великой степи вполне понятен. За құда и құдағаями всегда находятся молодые семьи. Традиция құда – нравственная основа сохранения и упрочения семьи, а значит, и укрепления всего общества.
У казахов, в отличие от многих народов, сложился еще один закон во имя здоровья нации. Это экзогамия-запрет брачных отношений между членами родового объединения до седьмого поколения. Во второй половине XVIII века благодаря самоотверженности могущественных казахских ханов от Касыма до Абылая была обеспечена незыблемость границ Казахского ханства. Казахи со стороны многих народов Евразии удостоились звания народа такого высокого качества, как қаны да, жаны да, ары да таза халық (народ, у которого и кровь, и душа, и совесть чисты). Основой культурно-генетического кода казахской нации являются ее вековые обычаи и традиции, представляющие кладезь народной мудрости, многовековой опыт воспитания поколений.
Обычаи и традиции для казахов прошлых веков были законами, главной нормой жизни. О чрезвычайном богатстве традиций в Великой степи свидетельствует то, что собранный сегодня устный казахский фольклор составляет 100 томов.
В XI-XII веках, когда уже сформировалось этническое ядро казахов, из-за ограниченности развития письменности в устном народном творчестве сложились совершенно уникальные формы общения и социальных отношений. Это вербальные формы знаний, культуры и философии. То есть все отношения в обществе строились в устной форме, без использования письменности.
Вербальные формы общения в Великой степи можно расценивать как историческое явление. Исключительно словесно-устные формы взаимоотношений в повседневной жизни требовали точных, лаконичных формулировок мысли, способствовали развитию ораторского искусства у казахского народа. Эти исторические условия нашли отражение и в особенностях казахского языка. Необъяснимую магию в казахском речестрое точно уловил тонкий ценитель слова Герольд Бельгер, который назвал казахский язык «упругим, мускулистым, напористым и дерзким».
Таковы многослойные грани Великой степи. Программные статьи Елбасы «Рухани жаңғыру», «Семь граней Великой степи» увеличили их еще больше. Когда они станут во всей своей глубине достоянием нашей молодежи, особенно студентов, тогда мы достигнем национальной идентичности, укрепим свой национальный код. Но главной основой достижения этих целей является отечественная история (учебная дисциплина история Казахстана), когда в университетах будут изучать ее не с 1991 года, а со времен формирования всех граней Великой степи. Что нам сегодня нужно делать, чтобы вернуть казахстанскому обществу его великую историю, чтобы каждый молодой человек, каждый студент действительно знал и гордился своей Великой степью?
В решении таких вопросов ключевую роль играет отечественная история как учебный предмет. Без этого успешная реализация программ «Рухани жаңғыру», «Семь граней Великой степи» проблематична.
Как видно, в сегодняшнем состоянии учебного предмета история у нас немало проблем. Их решение нуждается в комплексном подходе. Но с учетом особой важности проблемы самым верным решением было бы законодательное обеспечение защиты в нашей стране учебной дисциплины история Казахстана.

Спасибо за заявку